Вход | Регистрация
закрыть
 
Ноябрь 2015
 

Таможня дает добро?

Каждый отечественный предприниматель прошел свой путь эволюционного развития. Но нечто общее есть у всех: что бы наш бизнесмен ни производил, ни продавал и ни покупал, он хоть как-то, но связан с таможней. Победителем из битвы с ней выходит сильнейший. Но и он может потом попасть на внеочередной этап проверки.

Таможня дает добро?
Проблемы от математики

Таможенный контроль опирается на систему управления рисками. Она создана для предупреждения и недопущения нарушений правил. Разработаны методики, которые на ранних этапах помогают определить злоумышленника. Используется профиль риска – это основной элемент. Но, как показывает опыт, в основном работники таможни применяют совсем другой инструмент, а именно так называемый неформализованный интуитивный профиль.

Сейчас количество проверок непомерно увеличилось. А эффективность их, как заявила нынешней осенью проведшая свой аудит Счетная палата, весьма невысока. Это потому, что зачастую у нас таможенник руководствуется одним правилом: «Коммерсант по определению преступник». Бизнесмен вынужден доказывать обратное. Но ведь вспомним, Федеральная таможенная служба (ФТС) занимается регулированием товарных потоков, то есть, по идее, должна добросовестного предпринимателя не наказывать, а защищать.

Таможенник, который «дает добро», служебные обязанности исполняет строго в рамках понятий. Он сперва выдвигает законные требования, а потом, видя, что бизнесмен их не в силах исполнить, идет на попятную и предлагает более гуманные условия. Правда, они не всегда предусматривают интересы государства. И этот столь наглый тезис, который обычно звучит в кулуарных обсуждениях, недавно громко подтвердился на уровне рабочей группы Госдумы по принятию методик определения полноты собираемости таможенных платежей. По расчетам ученых Российской академии наук (РАН), собственно, и создавших методику, общие потери российского бюджета от недоимки таможенных платежей в 2013 году могли достигнуть 40 млрд долл. При проведении исследования, в частности, использовались данные системы таможенно-банковского валютного контроля Центробанка, информация Минфина, самой ФТС и метод «зеркальной статистики», подразумевающий работу с документами международных организаций и стран, являющихся внешнеторговыми партнерами России. Нерегистрируемый импорт, например, был оценен в 23 млрд долл., а это, по сути, обычная контрабанда.

Возникает вопрос: что с этим делать? По логике необходима срочная перестройка работы таможни, чтобы минимизировать сам риск возникновения таких ситуаций. Но в итоге никто сильно не удивится, если результаты проведенной работы обернутся не против таможни, а против предпринимателей. Причем речь не только и не столько о нарушителях.

Таможня может потребовать возместить недоимки в течение трех лет после перемещения груза через границу и сдачи декларации. 29 октября был опубликован доклад о результатах постконтроля за девять месяцев 2015 года. Согласно ему, удалось доначислить таможенных платежей, пеней и штрафов свыше чем на 6 млрд руб. То есть за недосборы 2013 года будут «кошмарить бизнес» вплоть до конца 2016-го. А если предположить, что выявленный учеными РАН просчет будет «легализован», то ФТС получит поручение дособирать эти 40 млрд долл. и начнет «трясти» бизнесменов. На фоне общего экономического кризиса и упадка деловой активности это будет иметь катастрофические последствия.

32-35_1.jpg

Эксперименты нужны?

В конце октября был опубликован новый рейтинг Doing Business, в котором Россия поднялась на 11 строчек и сейчас занимает 51-е место. Это, конечно, неплохо, хотя и далеко от идеала: сейчас мы находимся аккурат между Перу и Молдавией. При этом сильно портит общее впечатление показатель «Международная торговля», по которому Россия располагается на 170-й позиции из 189 возможных. Самыми благоприятными по этому критерию странами признаны Сингапур, Новая Зеландия, Дания, Южная Корея и Гонконг. У них, кстати, самое простое таможенное регулирование: бизнесменам вменяется в обязанность лишь уведомлять о перемещении груза.

А теперь можно вернуться к проверкам работы отечественной таможни Счетной палатой, о чем уже шла речь. Осенью на заседании коллегии ведомства было заявлено, что немногом более чем за два последних года ФТС выполнила почти 15 тыс. проверочных мероприятий. В 2014-м количество судебных исков к таможенным органам утроилось. В ФТС России, Московской и Калининградской областных таможнях установлены случаи затягивания сроков проведения проверок. Выявлена схема занижения таможенной стоимости товаров вследствие невключения в их стоимость лицензионных платежей. И наконец, обнаружены внешнеторговые сделки, направленные на вывод капитала за рубеж. В частности, такое нарушение зафиксировано на Внуковской и Калининградской областной таможне. Прозвучал пример с завышением почти в 27 тыс. раз таможенной стоимости ввозимого товара. Все это свидетельствует не только о проблемах со сложившейся системой администрирования, но, к сожалению, и об уровне профессионализма кадров российской таможни.

Сложно сказать, что система не эволюционирует. Напротив, идет достаточное число реформ. Но все ли они могут принести положительный результат? Например, в октябре ФТС выпустила распоряжение №324-р «О проведении эксперимента». Суть такова: в России теперь декларировать товар можно лишь в центре электронного декларирования. Все остальные таможенные посты осуществляют операции, предшествующие подаче декларации, а также проводят фактический контроль.

ФТС заявила, что эксперимент не приведет к дополнительным затратам со стороны организаций, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность. Но есть сомнения, и вот почему. Бизнес четыре года боролся с централизованной подачей деклараций, прошло огромное число консультаций по этому поводу. Вопрос рассматривался и на совещаниях у первого вице-премьера Игоря Шувалова, который в итоге встал на сторону предпринимателей. А теперь получается, что все возвращается к тому, с чего начинали.

Для развития эксперименты необходимы. Но есть же направления, которые могут быть поддержаны бизнесом. Например, можно наконец решиться и начать работать в рублях. Да-да, российской таможне работать на территории России с российскими предпринимателями, используя российский рубль. Сейчас все сделки в долларах и в евро.

Хотя вот реальная история: в Марокко закуплены мандарины за рубли. Товар направляется в страну, где все расчеты осуществляются в рублях, то есть в Россию. Все необходимые документы, подтверждающие стоимость, предъявлены сотрудникам таможни. А пошлину рассчитали в долларах США и за счет колебаний курса цена товара увеличилась на 12%. Так получается буквально из ниоткуда убыток для бизнеса, готового в расчетах использовать рубли, о чем в последнее время, кстати, много говорится.

Таможня может существовать в трех состояниях: для бизнеса, для государства и для себя, то есть работа во имя работы. Практика показывает, что у нас развитие идет или по второму, или по третьему пути. Для бизнеса таможня не работает никогда. Что делать? Есть много вариантов. Можно действовать радикально: уволить всех работников таможни и набрать на их место новых и честных. Но это утопия, хотя работа с персоналом все же необходима. Ведь его уровень виден не только в нарушениях, выявленных экспертами РАН или аудиторами Счетной палаты. Взглянув на штат службы, можно заметить проблемы. В России 63 тыс. сотрудников таможни обслуживают 4,5 млн деклараций в год. Для сравнения, в Америке – 17 тыс. человек и 150 млн деклараций, в Китае – 48 тыс. и 200 млн соответственно. Очевидно, что ситуацию нужно менять.

Руслан Кисс, генеральный директор компании «Русский ло-гистический провайдер», член правления НП «Гильдия ПРОВЭД»




11 2015